+7 (351) 266-62-19, chelobkom@gmail.com
454091, Челябинск, ул.Цвиллинга, 46а, офис 607

Олег Екимов: Даже в условиях коронавируса вопросы роста зарплаты должны быть главными

Какие сферы экономики Челябинской области больше всего пострадали от коронавируса? Кто остался без средств к существованию? Как в регионе борются с работодателями, которые отказываются платить заработную плату и будут ли расти доходы южноуральцев? Ответы на эти и другие вопросы читайте в эксклюзивном интервью председателя федерации профсоюзов Челябинской области Олега Екимова.

- Олег Павлович, какие отрасли экономики в Челябинской области пострадали больше всего от введения режима карантина и самоизоляции в условиях пандемии коронавируса?

 -  Исходя из того анализа, который проводим мы, а мы охватываем только те организации, где есть первичные профсоюзные ячейки, то пострадали прежде всего предприятия малого и среднего бизнеса, сферы услуг, розничной торговли. Это те организации, которые были закрыты. Если посмотреть на крупный бизнес и промышленные предприятия, то на данный момент большинство из них уже работают. На первой неделе действия режима карантина и самоизоляции многие предприятия ушли на этот режим и не работали. Мы видим по данным министерства промышленности и природных ресурсов Челябинской области, работали только порядка 50 организаций, на данный момент уже несколько сотен предприятий работают. В основном это промышленные компании, а именно сфера малого и среднего бизнеса, розничные рынки, фирмы по оказанию услуг пострадали больше всего. Причем, это та сфера, которая наименее охвачена профсоюзами по ряду причин, и в этой сфере по нашему анализу и по анализу надзорных органов представлена «серая сфера» трудовых отношений.

 - Люди просто остались без работы и заработной платы, соответственно. Никакой защиты у них нет.

- Да. Потому что нет официального оформления, нет трудовых договоров, заработная плата выплачивалась в «конвертах». Работники этой сферы пострадали больше всего. У меня есть знакомый, который сказал, что платили заработную именно в такой форме и в настоящее время собственник сказал, что все, уходите, у меня денег нет, мы приостанавливаем свою работу, никаких выплат и сохранения заработной платы не будет. Абсолютно никакой защиты у них нет.

 - С какими вопросами южноуральцы сейчас обращаюся в федерацию профсоюзов Челябинской области чаще всего и какую помощь вы им оказываете?

 - В первые недели введения карантинного режима были запросы от руководителей профсоюзных ячеек о том, относится ли их предприятие к сфере, которая должна работать либо уйти на самоизоляцию. Мы совместно с трудовой инспекцией это все определяли, это предприятие непрерывного цикла или оно входит в список, утвержденный президентом России. Все эти вопросы мы решали в рамках переговоров. У нас был ряд предприятий, внутри которых присутствует непрерывное производство, и сфера, не связанная с основным производством. Там у нас получалось, что ряд работников привлекались к работе, а ряд уходили на самоизоляцию. Возникали вопросы, а кто будет работать, как будет работать и каким образом будет осуществляться оплата труда. Потом стали возникать вопросы, связанные с оплатой труда тех сотрудников, которые работают, а те, кто нет.

 - Все знают, что некоторые работодателей заставляли своих сотрудников уходить в неоплачиваемые отпуска или на неполный рабочий день. Как подобные ситуации решались?

- Действительно, ряд работодателей стали отправлять работников в «простой» с оплатой 2/3 тарифа. И это несмотря на то, что и по указу президента, и по постановлению правительства должна сохраняться заработная плата за сотрудниками в полном объеме. Она не должна уменьшаться. У нас были такие предприятия, по ним мы обращались в государственную инспекцию труда, после этого руководители этих организаций такие приказы отменили.

 - А есть в Челябинской области, наоборот, такие предприятия, которые в условиях карантина оплачивают труд работников в повышенном объеме? Я имею ввиду труд тех южноуральцев, которые несмотря на коронавирус находятся на рабочем месте, к примеру, медики или полицейские.

 - Да, у нас есть такие предприятия. Ведь в некоторых организациях есть сотрудники, которые находятся на самоизоляции, а есть люди, которые обязаны выполнять свои трудовые функции, находясь на рабочем месте, потому что на предприятии непрерывный цикл производства. Они входят в перечень организаций, которые по постановлению правительства сейчас работают. Для того, чтобы не было дискриминации, мы рекомендуем работодателям каким-то образом стимулировать труд тех работников, которые в настоящее время работают. И есть такие предприятия, которые оплачивают их труд в повышенном размере. Это может быть и предоставление впоследствии отгулов, дополнительных отпусков и другие меры, которые бы ставили таких сотрудников выше тех, кто сидит дома. Потому что тем, кто остается дома, сохраняется заработная плата, а те, кто выходят и работают, не должны трудится за те же деньги. Они подвергают себя риску и опасности, они вынуждены добираться на общественном транспорте до работы и контактировать с большим количеством людей.

 - Происходит ли контроль за охраной труда в условиях коронавируса? В частности, за соблюдением санитарно-эпидемиологических норм, наличием у сотрудников медицинских масок?

 - Когда предприятие подает заявку через минпром, минсельхоз или через «Территорию бизнеса» о том, чтобы ему дали разрешение и возможность работать, то Роспотребнадзор должен проверить это предприятие. Выяснить, насколько там соблюдаются санитарно-гигиенические нормы. Кроме того, еще на стадии, когда только почувствовали угрозу распространения коронавируса, мы проработали этот вопрос с первичными профсоюзными организациями, мы контролируем соблюдение этих санитарных норм. Более того, в ряде отраслей и на ряде предприятий первичные профсоюзные организации участвуют в соблюдении этих норм. Они шьют маски, закупают маски, помогают работодателям  также соблюдать нормы.

 - Волонтерское движение в этом плане, насколько я знаю, у вас организовано.

 -  Да, участвует молодежный актив в этом движении, профсоюзный актив промышленных предприятий, федерации профсоюзов, профсоюзы работников образования. Они, в том числе, помогают и пожилому населению. Они раздают продуктовые наборы, медицинские маски, гигиенические средства для обработки рук. Это все на добровольных началах. Помогают также промышленные предприятия.

 - Накануне объявления пандемии коронавируса между профсоюзами, правительством и работодателями Челябинской области было подписано дополнительное соглашение, ключевая задача которого – обеспечить опережающий рост доходов южноуральцев. Оно закрепило опережающий рост заработной платы выше уровня инфляции через ежегодно повышение тарифных ставок и окладов. Насколько это реально будет сделать в существующих реалиях?

 - В УрФО мы единственные, кто подписал такое соглашение. Там также прописан мониторинг социально-экономической ситуации на предприятиях и прописаны вопросы повышения заработной платы работников муниципальных учреждений и органов местного самоуправления. Такого никогда не было. Конечно, вся эта ситуация с коронавирусной инфекцией наложит определенные проблемы на исполнение соглашения. Но, я считаю, что его необходимо выполнять, в том числе и в плоскости повышения заработной платы. Сейчас мы видим, что розничные рынки и сфера услуг находятся в упадке. Малый и средний бизнес растет только тогда, когда растет покупательская способность граждан. На уровне Челябинской области, как и на уровне Российской Федерации, сейчас реализуется большой комплекс мер для его поддержки, но, если у людей не будет денег, то малый и средний бизнес просто не выживет. Даже в этих условиях вопросы повышения заработной платы должны быть во главе всего.


Автор: Инна Шемаева

https://uralpress.ru/news/intervyu/oleg-ekimov-dazhe-v-usloviyah-koronavirusa-voprosy-rosta-zarplaty-dolzhny-byt-glavnymi

X
Заказать звонок

53=
X
Напишите нам

81=
X
Оставить заявку

83=
Яндекс.Метрика